Воспитательный дом (редакция газеты «Гудок» в 1920-е гг.)

Москворецкая набережная, 1/15
Станция метро «Китай-Город»
Построенное в XVIII веке учреждение для сирот после революции превратилось в Дворец Труда. Здесь, в первой половине 1920-х гг. Булгаков работал вместе с И. Ильфом, В. Катаевым, Ю. Олешей и др. — в редакции газеты «Гудок». О работе в «Гудке» (правда, под другим названием) Булгаков рассказывает в «Записках покойника» и повести «Тайному другу».
В феврале 1923 года Булгаков был зачислен литобработчиком писем рабкоров для четвертой полосы «Гудка», а чуть позже был взят на должность штатного фельетониста. Газета давала писателю небольшой, но постоянный доход, и тем не менее необходимость сочинять фельетоны очень тяготила Булгакова. Об этом говорят его дневниковые записи 1923 года: «„Гудок“ изводит, не дает писать <…> Я каждый день ухожу на службу в этот свой „Гудок“ и убиваю в нем совершенно безнадежно свой день <…> ехать в проклятый „Гудок“ <…> Сегодня в „Гудке“ в первый раз с ужасом почувствовал, что я писать фельетонов больше не могу. Физически не могу. Это надругательство надо мной и над физиологией». Тем не менее Булгаков проработал в газете до конца лета 1926 года, исправно отсылал материалы, завел немало литературныхзнакомств.
Читать также:
  • адрес

    Журнал «Голос работника просвещения»

    С марта по июнь 1923 года в журнале «Голос работника просвещения» были опубликованы несколько булгаковских очерков («Каэнпе и капе», «В школе городка III Интернационала», «Птицы в мансарде», «1-я детская коммуна»).
  • адрес

    Журнал «Безбожник»

    Журнал «Безбожник» (наряду с изданиями «Антирелигиозник», «Атеист», «Воинствующий атеизм» и другими), издававшийся с 1923 по 1941 годы, был самым известным антирелигиозным журналом. Из дневника Булгакова следует, что он заходил в редакцию журнала 5 января 1925 года, чтобы достать несколько номеров.
  • адрес

    Адрес Ивана Васильевича из «Записок покойника»

    В этот дом Михаил Булгаков поселил героя романа «Записки покойника» («Театральный роман») режиссера Ивана Васильевича (общепризнанный прототип — К. С. Станиславский). В романе именно здесь драматург Сергей Максудов читал ему пьесу «Черный снег».