Адрес Якова Ефимовича Шапиро

Чистый переулок, 6
Станция метро «Кропоткинская»
Бывший доходный дом А. фон Мекка был построен в 1913 году по проекту архитектора А. Н. Зелигсона. Здесь жил Я. Е. Шапиро — известный зубной врач, лечивший И. Бабеля, М. Горького, И. Сталина и других. На дому у Шапиро лечил зубы и Михаил Булгаков.
Об отношении Булгакова к Шапиро может рассказать письмо вдовы писателя Елены Сергеевны (от 18 ноября 1955 года): Многоуважаемый Яков Ефимович! Если бы Михаил Афанасьевич был жив, он бы, конечно, надписал Вам эту книгу, так как испытывал к Вам чувство большого уважения, как к Человеку и к громадному мастеру своего дела — он это безумно уважал!» Некоторые булгаковеды полагают, что интерьер дома № 6 можно считать одним из прообразов «калабуховского дома» из повести «Собачье сердце». Яков Ефимович Шапиро послужил прототипом стоматолога-однофамильца в романе Анатолия Рыбакова «Дети Арбата».
Читать также:
  • адрес

    Центральный дом ученых

    Именно здесь, за воротами со львами, начинается «чудовищная история» (подзаголовок повести «Собачье сердце»).
  • адрес

    Адрес Николая Семеновича Ангарского

    В октябре 1923 года Булгаков познакомился с Николаем Семеновичем Ангарским (настоящая фамилия Клестов), главным редактором сборников «Недра». В 1920-е годы Ангарский, высоко оценив прозу Булгакова, стал его основным издателем. В «Недрах» вышла первая отдельная книга Булгакова «Дьяволиада» (1925), в «Недрах» же была напечатана повесть «Роковые яйца» (1925), там же Ангарский пытался опубликовать «Собачье сердце», запрещенное цензурой. Булгаков часто бывал дома у Ангарского. Так, например, Николай Семенович приглашал Булгакова на литературный вечер 15 февраля 1925 года и просил принести для чтения рукопись повести «Собачье сердце».
  • адрес

    Доходный дом Е.А.Костяковой

    На первом этаже дома раньше находился кооперативный магазин Центрохоза, попавший в повесть «Собачье сердце». Именно сюда зашел профессор Преображенский за краковской колбасой для Шарика. «Дверь через улицу в ярко освещенном магазине хлопнула, и из нее показался гражданин, а не товарищ, и даже вернее всего — господин… Господин уверенно пересек в столбе метели улицу и двинулся в подворотню».