Брянский (Киевский) вокзал

Площадь Европы
Станция метро «Киевская»
Здание Брянского (ныне Киевского) вокзала было построено в 1914–1918 годах по проекту архитекторов И. И. Рерберга, В. Г. Шухова и других. В двадцатых числах сентября 1921 года Михаил Булгаков приехал в Москву — под знаменитый купол Брянского вокзала — с намерением стать писателем и поселиться здесь навсегда.
В отчасти автобиографических «Записках на манжетах» (1922–1923) Булгаков писал о своих первых впечатлениях: «Бездонная тьма. Лязг. Грохот. Еще катят колеса, но вот тише, тише. И стали. Конец. Самый настоящий, всем концам конец. Больше ехать некуда. Это — Москва. М-о-с-к-в-а. На секунду внимание долгому мощному звуку, что рождается в тьме. В мозгу чуткие раскаты: — C'est la lu-u-tte fina-a-le! ...L'Internationa-a-ale!! И здесь — так же хрипло и страшно: С Интернационалом!! Во тьме — теплушек ряд. Смолк студенческий вагон... Вниз, решившись, наконец, прыгнул. Какое-то мягкое тело выскользнуло из-под меня со стоном. Затем за рельс зацепился и еще глубже куда-то провалился. Боже, неужели, действительно, бездна под ногами?.. Серые тела, взвалив на плечи чудовищные грузы, потекли… потекли…» Брянский вокзал потом еще не раз появится в рассказах и очерках Булгакова.
Читать также:
  • адрес

    Скамейка, где разговаривали Берлиоз с Бездомным

    Скамейка, на которой в романе вели беседу Воланд, Берлиоз и Бездомный, вероятно, располагалась в начале аллеи, идущей вдоль М. Бронной — примерно напротив дома 32.
  • адрес

    Дом друзей Булгакова Топлениновых, он же подвал Мастера

    Прототипом подвала Мастера принято считать комнаты в нижнем этаже дома № 9 в Мансуровском переулке. Здесь, в этом доме жили знакомые и друзья Булгакова (братья Топлениновы, С. Ермолинский и М. Чимишкиан), к которым он часто заходил в гости.
  • адрес

    Бывший Главрепертком

    Булгаков не раз посещал Главный репертуарный комитет, выдававший разрешения на постановку пьес. Каждую пьесу ему приходилось с огромным трудом пробивать через комитет. Некоторые (например, «Бег») были запрещены цензурой, другие с боем, но все же попадали на сцену («Дни Турбиных», «Зойкина квартира», «Багровый остров»).